Не вступайте в Братство (интервью с одним неизвестным)

Мы встретились заполночь, и отправились пешком почти за тридевять земель, на море. Решили поговорить по дороге. Наверное, серьёзные журналисты не при таких обстоятельствах берут интервью у серьёзных руководителей региональных отделов всеукраинских партий.
Юрий Прокопенко отпраздновал своё двадцатидвухлетие через две недели после того, как вышел на свободу. Он - руководитель одесского отдела Всеукраинской партии БРАТСТВО, тех самых «клоунов», «профессиональных провокаторов» и «хулиганов» которым мой друг, выяснив, чьими планами на Украину я собираюсь поинтересоваться, попросил задать один вопрос: «где их мозги и любовь к Родине?»

Мы встретились заполночь, и отправились пешком почти за тридевять земель, на море. Решили поговорить по дороге. Наверное, серьёзные журналисты не при таких обстоятельствах берут интервью у серьёзных руководителей региональных отделов  всеукраинских партий.

Юрий Прокопенко отпраздновал своё двадцатидвухлетие через две недели после того, как вышел на свободу. Он - руководитель одесского отдела Всеукраинской партии БРАТСТВО, тех самых «клоунов», «профессиональных провокаторов» и «хулиганов» которым мой друг, выяснив, чьими планами на Украину я собираюсь поинтересоваться, попросил задать один вопрос: «где их мозги и любовь к Родине?»

- Началось всё в десятом классе. Я, маленький и глупый, был завербован в националистические структуры главным представителем УНА УНСО в Одесской области. Думал, что стране нужны перемены. Не нравилось многое – в первую очередь состояние, в котором прозябали многие семьи, включая мою. В силу своего возраста я  не знал, что нужно менять и не мог полностью понять происходящее и даже осознать свой выбор до конца.

Я как слепой котёнок просто пошёл. И только со временем понял, что мой выбор был правильным. На все сто процентов. На момент моего вступления это было уже не совсем УНА УНСО. УНСО к тому времени развалилось как организация. Её покинул Корчинский, главный идеолог и фактически вождь. Сначала это был «Щит Батькивщины», который со временем структуризировался в организацию Братство, которую я сейчас и представляю.

- Братство не может похвастаться чёткой программой. Что всё-таки нас ждет,  если эта замечательная партия придёт к власти?

- Я мечтаю о повсеместных повешениях. Прилюдных.

А если серьёзно - политика партии заключается в восстановлении ядерного потенциала Украины. Страна, которая имеет красную кнопку, готовая нажать на неё в любой момент, на сегодняшний день…

- Это что, основной пункт программы? Когда у нас будет красная кнопка – жить станет лучше и веселей?

- Нет. Но с нами будут считаться в мировой политике.

- Дайте денег или мы нажмём на кнопочку?

- Ну да. Весело, и действенно.

- Значит, будем запугивать младших братишек по разуму. А какая у Братства расовая, иммиграционная политика? Всё-таки оно сформировалось на базе УНА УНСО…

- УНА УНСО действительно была националистической организацией, но со временем идеологом партии была окончательно оформлена следующая позиция: расовая принадлежность и национальность не важны в глобальном понимании. В мировой политике сейчас не стоит вопрос расы. Наш мир медленно, но верно становится однополярным. Всё диктуют Соединённые Штаты Америки.

- То есть, учитывая то, что «в Братство не вступают, в Братство принимают» - у вас нет неуравновешенных мальчиков вроде Копцева, которые рвутся в синагоги и в мечети с мечом?

- Люди вроде Копцева – это просто люди с неоформившимися взглядами.

Скинхед – это не политические взгляды, это состояние души.

Мы видим американцев - счастливых американцев. Мы видим демократию, которую подарила нам Америка – власть олигархических партий, которые навязывают обществу то, что выгодно им. Это та же борьба за однополярность, Братство выступает против этого. Мы хотим свободы, какой бы она ни была.

- Да вы анархисты, товарищи…

- Мы больше, чем анархисты. Братство в себе объединяет всех людей, которые хотят бороться с системой.

- Ну и как мы боремся с системой? Топим персон нон-грата в майонезе? (в 2004 году активисты Братства облили майонезом Джорджа Сороса)

- Это не худший вариант. Такими акциями мы пытаемся привлечь к себе внимание общественности, показать обществу его слабые места, болевые точки. Это способ, а не метод борьбы. Самореклама.

- «У нас весело, мы можем кидаться майонезом, вступайте»? Какой же у Братства электорат по возрасту?

- Самый различный, от восемнадцати лет до тридцати-сорока. В Ровенской области есть один ярый активист в возрасте восьмидесяти шести лет от роду. Бабушка, которая ходит на все акции, помогает братчикам…

- Бабушек у вас много и они живут прямо в штабе…

- Да, бабушки – это, как говорит Дмитрий Александрович Корчинский, авангард Православной революции.

- Мы говорим, что Украина - европейское государство, «сердце Европы», страшно этим гордимся…

- МЫ этого не говорим. Сердцем Европы Украина станет тогда, когда Украина захватит всю Европу.

- И сколько лет вы уже над этим работаете?

- Организации четыре года. А 13-го августа 2004 года мы получили документы, подтверждающие, что мы партия. Хотя я считаю, что путь законодательства - не для нас. Стоит перенимать опыт у Меджлиса – можно многому научиться. Меджлис – это структура, которую никто не регистрировал, они не спрашивают ни у кого разрешения на проведение своих мероприятий, и тем не менее в Крыму с мнением Меджлиса считаются. Я думаю, что «Братство» должно идти именно по этому пути. Мы должны быть не вне закона, мы должны быть выше закона.

- Ещё бы – партия Иисуса Христа… А были когда-то на киевских заборах надписи – «Иисус Христос за конституционную реформу» - это не ваша работа?

- Нет, насколько мне помнится – это не мы.

- Это часто «не вы». «Люди, похожие на активистов Братства в большинстве случаев активистами Братства не являются, правда? А какие акции всё-таки на вашей совести?

- Мы стараемся не афишировать этого по простой причине: большинство наших акций попадает под Уголовный Кодекс Украины, который мне даже заместитель начальника Приморского РОВД обещал подарить, чтобы я не был таким наглым и знал, на сколько могу сесть. Но как обычно у нашей милиции денег не хватает, и они экономят на всём.

Есть чиновники, а есть революционеры. Есть люди, которые рассказывают о своих планах завоевания мира в уютных кабинетах, потом – в комнатах с белыми стенами или с единственным зарешеченным окном, а есть…

Так же на середине прерывается наш разговор – два-три часа ночи, спящий спальный район. У дерева стоит едва живой дедушка и бормочет «ребята…», через десять минут нам удаётся понять, что он просит проводить его домой. Что мы и делаем.

За дедушкой закрывается дверь…

- Рассказывай, как ты дошёл до такой жизни? Лидер партии провожает дедушек до дома и переводит бабушек через дорогу?

- До такой жизни я дошёл частично благодаря тебе… (смеётся)

- Но это кое-что говорит о личных качествах… Ющенко отвел бы дедушку домой?

- Он бы ограничился покупкой дорогого телевизора для столь желанного отвода глаз избирателей.

- Да, телевизоры дедушек домой не отводят. А как ветераны войны докатились до такого?...

- Наверное, благодаря заботе нашего правительства. Сегодня важно просто попиариться, ничего не делая…

- А что для ветеранов делаете вы?

- Мало чего – в этом наша проблема.  У нас  не хватает средств. Единственное, на что мы способны –  отстаивать интересы граждан. Мы отстояли интересы жителей дома на Большевике, когда владельцы завода просто забили на жителей общежития. У людей не было восемь месяцев света, четыре месяца – воды… Это жизнью назвать сложно. Мы добились того, что у них появился свет, появилась вода. Братство использует методику прямых действий – мы учим людей протестовать. Мы учим людей жить. Мы учим людей отходить от советского менталитета - народ привык, что бы они не делали – ничего не изменится. Мы учим людей пугать чиновников.

- Вы заняты практически партизанской борьбой. Че Гевара после победы революции уснул в парламенте при раздаче портфелей министров… Вы не окажетесь так же нежизнеспособны если придёте к власти?

- Боюсь, что когда мы придём к власти - уйдём бороться в какие-то другие места…

- Убежите, как только вас выберут? 

- Часть из нас останется – те, кто покажут себя наиболее способными в управлении, а остальные поедут дальше вершить Православную революцию.

- В Боливию, как команданте Че Гевара?

- Ну да. В кавычках можно сказать, что и в Боливию.

- А к Лукашенко не поедете?

- К Лукашенко? Лукашенко - молодец, это единственный президент который чхать хотел на позицию Запада. Он строит страну так, как он считает нужным, а не так, как считает тот, кто сидит в кресле в Белом Доме.

- А Путин?

- Достаточно сильный лидер, но недостаточно сильный, чтобы построить империю, установить двуполярность в мире. Хотя Россия могла бы на это претендовать.

- Почему Корчинский не победил на президентских выборах?

- Наверное, потому, что Корчинский говорил о реалиях, которые нас ждут. А как показала практика - наш народ не любит реальность, он любит сказки. Ещё Геббельс говорил – «чем нереальней пропаганда – тем больше в неё верят». Что и случилось – мы поверили в сказку, теперь расхлёбываем.

- Вы не поддерживали Ющенко?

- Более того - мы выступали однозначно против.

- А чем вы были заняты во время революции?

- Мы были одними из самых ярых противников Ющенко и партии грозил вариант физической расправы. Многие из нас находились в штабе, чтобы защитить его от возможных погромов.

- Никак не боролись с оранжевой чумой, пробовали прогонять людей с Майдана? Может, отправили туда машину скорой помощи из Павловки?

- Да, психушка – это как раз то место… Но Майдан показал людям жестокую действительность. Братство долго и нудно пыталось расшевелить Киев акциями протеста. Теперь же можно наблюдать ситуацию, когда в Киеве в день проходит по десять акций. В душе каждого украинца потихоньку просыпается махновец.

- ОК. Допустим, какой-то ребёнок проникся и решил вступить в Братство. Что ему это даст кроме возможности посидеть в тюрьме?

- Наверное, на сегодняшний день больше ничего…

- Весело не будет?

- Скучно не будет.

- Не вступайте в Братство!!!

- Вас плохому научат…