Зробити стартовою Додати в обране Написати листа

Кнопка сайту:

ТРК «Круг»





Объединенная Православная Молодежь

Национальный Союз

Головна Твори Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча. ч.3

Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча. ч.3

 

Танец смертей и назначений

Со смертью Головинського проблема руководства структурами УВО-ОУН в Краю возникла вновь. Восстанавливать организационные связи, нарушенные также массовыми арестами, последовавшими в ходе пацификации, Коновалец отправил уже известного нам Петра Сайкевыча. Тот вышел на волю после двух лет отсидки весной 1930 г. и только отправился в Прагу завершать свое медицинское образование.

 

Сайкевыч прибыл во Львов в конце 1930 г. в качестве новоназначенного Краевого Коменданта УВО и Краевого Провидныка ОУН. Как бывший боевой референт Краевой Команды УВО он использовал известных ему людей, благо те оставались на свободе. Если верить официальной версии ОУН, то своим заместителем в УВО он назначил Романа Барановського.

Сам Сайкевыч впоследствии это отрицал. С его слов «Встреча состоялась не по договоренности, а случайно. Роман Барановськый предложил мне вместе издавать скандальную газету «Прач» (мужской род от прачка прим. авт.) по образцу польской «Справедливости» во Львове. Разведывать про всякие грязные дела и брать с фигурантов деньги за молчание». Сайкевыч отказался, мол он желает завершить свое медицинское образование и добавил: «Пора нам покончить со всякими организационными делами, оба мы люди женатые, и революционеры из нас были бы никудышные». Впрочем, интервью это было дано Сайковычем Зиновию Кнышу уже в 1964 г. в Канаде – когда после всех возможных скандалов и расколов, каждому хотелось, хоть бы и задним числом, выглядеть мудрым и прозорливым. Мол, я же говорил… Остап Вышняя именует эту черту соотечественника «чухраинством». (Сайкевич подозревал, что его выдал Барановский. Репутация последнего в глазах руководства была невысокой и в организацию он вернулся лишь благодаря Головинському. В письме Коновальцу от 26-го апреля 1930 г. В. Мартынец докладывает: «должен Вам сообщить следущее. Канцлер (О. Сеник-Грибовськый) что-то очень невзлюбил Ромка за такие дела: а) прежде было дело Стефанышына (организационный суд над членом «летучей бригады» в 1929 г. на котором Барановский выступал свидетелем. ), в котором он поймал его на разных махинациях, лжи и. т. д. Такие же «крутки» или брехни повторялись потом и в других делах Б) потом добавились дела финансовые: Роман получал от Канцлера (в Праге) по 10 долларов в месяц, причем Роман просил Канцлера ничего об этих деньгах не говорить его невесте.» Потом оказалось, что Барановский получал в месяц из дому по 200 злотых. «Канцлер проклинал как сапожник». Потом Барановский умудрился попросить и у Туратти – 100 крон и 5 долларов.» Об этих эмигрантских буднях было написано в первой части книги. Прим. Конс.).

 

Сам Барановськый, впоследствии утверждал, что к организационной деятельности его привлекли Габрусевыч и Коссак. Последний предложил ему принять боевую референтуру в новой Краевой Экзекутиве. Случилось это около месяца спустя после того, как Барановськый осободился из-под очередного ареста. Он был арестован в сентябре 1930 г. в ходе массовых зачисток сопровождавших «пацификацию» и пробыл под арестом три недели. Вышел на свободу в октябре вместе с группой человек в десять. Среди них был и инженер-экономист Анатоль Валюх, глубоко законспирированный член УВО из Трускавца. Пока Барановськый сидел, его жена получила место преподавателя в Дрогобыче в местном филиале института имени Лысенка.

В это время руководство тем, что осталось от структур ОУН на ЗУЗ – западно-украинских землях после «пацификации» взял на себя организационный референт КЕ ОУН Степан Охримовыч («Володымыр Арсеныч», «Даныло», «Обуховыч», «Охрим», «Петька», «Степан», 1905 г. р.). Он остался на воле, так как болел и проживал у родителей в селе Завадив, Стрыйського р-на, Львивськой обл. Место было тихое, польские колонисты в окресностях не проживали, поэтому ни актов саботажа, ни арестов там не происходило, вот и пересидел.

Охримовыч собрал известных ему членов КЕ ОУН оставшихся на свободе. Напомним, что этот состав КЕ ОУН был назначен Головинськым после возвращения с конференции в Праге (июнь 1930 г.). Согласно официальной версии ОУН (бандеривцив), он – в качестве самозваного (!?) Краевого Провидныка, произвел следующие кадровые назначения и перестановки. На своих местах остались идеологический референт Степан Ленкавськый («Залужный», «Коваль», 1904 г. р.) и финансовый – о. Ярослав Чемерынськый («Лисовык», «Ливык»), священник церкви Петра и Павла во Львове, также, военный референт Мыхайло Колодзинськый («Бурун», «Генерал», «Гузар», «Кум», 1902 г. р.). Напомним, что он проходил по делу о «Таргах Всходних» и 28 июня 1930 г. был признан невиновным. По версии ОУН считается, что на место Колодзинського «членом КЕ ОУН» (военным референтом?) «весной 1930 г.» и был поставлен Шухевыч. Однако, в 1930 г. «референтом вийськового вишколу при КЕ ОУН» был Евген Врецьона ( «Беран», «Волянськый», «Ганди», «Турчын», 1905 г. р.).

Прежний подреферент юнацтва Иван Габрусевыч стал рефернтом, также - заместителем Краевого Провидныка, (28 августа 1930 г. Габрусевыч был арестован, поэтому Кныш его и видел в тюрьме, но вскоре он вышел на свободу. Авт.) Организационным рефернтом вместо Охримовыча был назначен З. Коссак – по версии ОУН «заместитель руководителя боевой референтуры» в предыдущем составе КЕ ОУН. Боевым референтом – по той же версии, стал (или остался) Роман Шухевыч. Его в этой должности версия ОУН упоминает и в прежнем составе КЕ ОУН, назначенном Головинськым. Это очевидная ложь, боевым референтом КЕ ОУН осенью 1930 г. мог быть только Зенон Коссак, а вместо него, ставшего оргреферентом, с наибольшей вероятностью был назначен Роман Барановськый – под псевдо «Старый». Чем в это время занимался Шухевыч мы узнаем позже.

Новым членом КЕ, возглавившим референтуру пропаганды, стал школьный приятель Степана Охримовыча по стрыйськой гимназии Степан Бандера. Прежде он заведовал отделом кольпортажа (доставки и распространения печатных материалов, в просторечии «бибулы») и технически-издательским отделом КЕ ОУН ЗУЗ. Подробнее об этом человеке мы поговорим, когда он дорвется до власти.

Какая либо «централизованная» деятельность структур УВО и ОУН стала возможной только весной 1931 г., когда Организация стала восстанавливаться после «пацификации». Однако, уже в конце 1930 – начале 1931 г. конфликт между обеими структурами вновь стал очевиден, что подтвердилось в ходе очередной примирительной конференции между УВО и ОУН - официально именуемой «первой Краевой Конференцией ОУН». Эту конференцию, как и предыдущую – в мае 1930 г., организовал Коссак, а руководил ею Габрусевыч, в качестве «заместителя Краевого Провидныка ОУН».

«Конференция не согласилась на то, чтобы пост Краевого Провидныка принял Петро Сайкевыч, выразила полное доверие действующей КЕ ОУН, возглавляемой Степаном Охримовычем и передала Проводови ОУН, полк. Е. Коновальцу, свои пожелания, чтобы он утвердил персональный состав существующей КЕ на ЗУЗ и отозвал предлагаемую ПУН-ом персональную замену на посту Краевого Провидныка ОУН».

П. Дужий, историк-ревизионист из табора «бандеривцев», ничтоже сумнящеся сообщает, что «спор фактически прекратился, когда взвешенное решение предложил Роман Шухевич, который считал, что УВО должна быть военно-боевой референтурой ОУН, что и произошло. Именно тогда Е. Коновалец, якобы «убедился, что Роман Шухевич является недюжинным политиком». О том, было ли такое «предложение» вообще, предоставим судить читателю на основе изложенных ниже фактов и предположений.

Узнав о таком решении конференции, Сайкевыч передал пост Краевого Коменданта УВО Богдану Гнатевычу (1894 г. р.), в качестве исполняющего обязанности - такое уже имело место в декабре 1928 – феврале 1929 г., а сам выехал за границу на доклад и дальше учиться на врача в милом авторскому сердцу Граце. Ах, как я его понимаю…

Коновалец был поставлен перед фактом бунта молодых радикально настроенных членов ОУН. Одним из предметов конфликта было отношение к террору. ПУН настаивал на прекращении боевой деятельности, пока запрос о «пацификации» будет рассматриваться в Лиге Наций. По его мнению продолжение насилия в Галычини только усиливало бы позицию польской стороны-ответчика.

Слияние двух предприятий не вызвало восторга и у представителей УВО в Краю. Те, естественно, противились вхождению в ОУН и предлагали концепцию параллелизма, имеющую много общего с нынешним понятием «а нам параллельно». Таково было мнение функционеров УВО о существовании ОУН. Они предлагали и в дальнейшем сохранить две структуры под одним руководством.

В окружении Коновальца это мнение озвучивал В. Мартынец (1899 – 1960 Туратти, Сокырка, Маруся, Волянськый, секретарь и член Провода Украинских Националистов, ПРУН затем ПУН) «Если кому-то хочется делать атентаты (а не болтать про них) пусть выходит из ОУН и вступает в Спилку. В ОУН никакой болтовни о Спилке, актах, быть не может… Я за безусловное отмежевание Спилки и ее людей от ОУН… За всякую болтовню о «революционных актах» между членами ОУН надо безапелляционно давать в морду. Все эти преступные разговорчики об «революции» и ни одному говнюку приложить руку к этой работе и делать ее не хочется». (Раздражение Мартынца можно понять. Обратим внимание на дату письма Туратти – 26 апреля 1930 г. А 25 апреля «Прагер Абендцайтунг» – чешских газет полковник не читал, сообщила неприятную новость: «Экразит в портфеле. Планируемые аттентаты украинцев». Во Львове был задержан человек, переносивший практически весь организационный запас взрывчатки, о чем было подробно написано в первой части книги. Тут взбесишься… Прим. Конс.) Сам Коновалец разделял это мнение и твердо стоял на том, что бы «из ОУН не сделали вторую Спилку». ОУН была нужна ему для пропагандистской работы.

Не располагая другими людьми, кроме молодых «краевиков», полковник Коновалец был вынужден признать созданную ими экзекутиву де-факто, но оставил Гнатевыча Краевым Комендантом УВО. Со своей стороны Степан Охримовыч предложил на этот пост, формально - для слияния его с постом Краевого Провидныка ОУН, компромиссную кандидатуру д-ра Степана Ныжанкивського. Тот как раз вернулся к семье в Стрый из Праги.

Предложение кандидатуры Ныжанкивського, человека больного раком, вернувшегося домой умирать, имело целью потянуть время, так на конклаве кардиналов выбирают слабейшего. Ныжанкивськый мог числится в «отпуске», а «сотрудничество» Охримовыча и Гнатевычя - идти прежним порядком.

Но тут внезапно был арестован и вскоре после выхода из тюрьмы – 10 апреля 1931 г. скончался Степан Охримовыч. Одновременно с этим был арестован Иван Габрусевыч. До июля 1931 г. обязанности Краевого Провидныка ОУН исполнял о. Ярослав Чемерынськый. По линни УВО тот якобы консультировался с д-ром Ныжанкивськым, которого беспрепятственно мог навещать как пастырь. Чему было самое время - 9 го июня 1931 г. д-р Ныжанкивськый скончался.

Согласно официальной версии ОУН в июле 1931 г. пост Краевого Провидныка ОУН «по поручению полковника Коновальца» принял Иван Габрусевыч, только что освободившийся из-под следственного ареста. Это еще одна наглая ложь. С лета по осень 1931 г. Краевым Провидныком ОУН был полк. Роман Сушко, также вышедший из тюрьмы. Вопрос в том – которого из «краевых провидныкив» признавали те или иные члены «краевой экзекутивы».

Нас во всем этом нагромождении риторики интересует только одно: чем в это время занимался Роман Шухевич? Напомним, что в мае-июне 1930 г. Кныш обратился к нему с предложением стать «заместителем боевого референта». Кныш разузнал, что Шухевич пребывает «где-то на Радеховщине» (в семье невесты. Авт.) и в один из приездов того к родителям «поймал» его. Встреча состоялась в июне 1930 г. на Вулецькых холмах воле пруда Свитезь. Шухевич в принципе не отказался от работы в боевом реферате, но отложил свое возвращение до осени, сказав что должен выехать из Львова примерно на полгода. Причина была вполне библейской – «он взял себе жену и удалился из войска». Как жаль, что Автор не может процитировать это место с должным начетничеством…

 

Поділитися:

Додати коментар

Захисний код
Оновити

Нагадування патріоту


Нагадування патріоту. Ватні заходи в Україні

Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча

Дмитро Корчинський. Поезії

Катехізис БРАТСТВА

Історія України ХХ ст.

Останні коментарі

Батальон Шахтарськ. Бій в Мар'їнці

Вступай до добровольчих загонів на захист України!

Атака на "Русское Радио"

В пошуках невідомого: об'єкт "Чорнобиль-2"

Хмара тегів