Зробити стартовою Додати в обране Написати листа

Кнопка сайту:

ТРК «Круг»





Объединенная Православная Молодежь

Национальный Союз

Головна Твори Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча. ч.2, продолжение

Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча. ч.2, продолжение

Ми продовжуємо публікацію другої частини книги про Романа Шухевича (початок 2-ї частини тут).

Пацификация

Кто «сдал» Головинського ясно – украинский политикум. Но, что стало причиной его гибели? Попытаемся найти ответ на этот, отнюдь не риторический, вопрос.

Менее всего в гибели Краевого Коменданта УВО и Головы КЕ ОУН повинен некий конфидент полиции, имя которого общеизвестно, но называть его здесь мы не станем – чтобы не мешать читателю следить за развитием истории. Его и винить-то в этом стали уже задним числом, когда вскрылась вся афера с сотрудничеством. Тогда о ней и поговорим – вместе с современниками. «Головинського убили, поскольку не могли осудить» гласит официальная версия ОУН. Помилуйте, да осудить не могли, как минимум с 1926 г. И тут спешно, за десять дней сентября 1930 г. убивают. Что могло измениться в Польше за эти дни?

В октябре 1930 г. полпред Антонов-Овсеенко докладывал в Москву:

"Непосредственной революционной ситуации в Польше не наблюдается. Нет пока и серьезного обострения экономического кризиса. Движение в Галиции носит характер начального аграрного террора и не угрожает сколько-нибудь серьезно польской государственности. Нет симптомов дальнейшего распада ББ (Беспартийный Блок сотрудничества с Правительством, «бебеки» - пилсудчики. авт.) Напротив – дезорганизация и распад в лагере Центролева. Пилсудский имеет огромные шансы на победу на выборах и на оформление "конституционным порядком" фашистского строя в Польше".

Читателю следует понимать, что тогдашняя Речь Посполитая отнюдь не была страной, в которой широко практиковались бессудные расправы. Да, старый маршал бывал гневен и угрозы в роде «убью, оболью керосином и сожгу!» произнесенные по-русски – в память революционного прошлого, с его уст срывались, свидетель тому – адъютант Лепецкий. Глаза маршала грозно темнели, взгляд становился тяжелым и собеседникам как-то невольно верилось в такую перспективу – согласно тому же источнику, «браунинг» входил в непременный дорожный набор Коменданта.

Но все такие случаи можно пересчитать на пальцах одной руки. Пилсудский не был ни кровожаден, ни мстителен. Сплетни о том, что генерала Розвадовского – автора плана «чуда на Висле», командовавшего правительственными войсками во время майского переворота, отравили в тюрьме в Вильне, так и остаются сплетнями. Верить тому, что стены его камеры были умышленно покрыты «краской, содержащей мышьяк», все равно, что верить в отравление Горького Ягодой таким же способом… (Меня более увлекает основная версия – будто бы генерала отравили 18 мая 1927 г. в поезде на пути из Вильна в Варшаву, бутербродами с мелко порезанным конским волосом, что должно было вызвать воспаление почек… Прим. Конс.)

Единственным, сколь-нибудь достоверным политическим убийством, якобы совершенным по приказу Пилсудского, разумея – после переворота 1926 г., считается исчезновение Влодзимежа Загурскего, командующего авиацией Войска Польского. После освобождения из-под следственного ареста в Вильно тот исчез, так и не добравшись до своей квартиры в Варшаве, где его поджидал военный прокурор с обвинительным актом.

Формально Загурского обвиняли в финансовых злоупотреблениях, он назаключал договоров на пятьдесят миллионов злотых в золоте, чем подорвал бюджет польских ВВС до 1929 г. включительно. Поставщиком авиатехники – по завышенным на 10% ценам, выступила частная фирма «Франкопол», сооснователем которой и был скромный отставной полковник Загурский. Договора на 15 млн. зл. удалось расторгнуть, но 35 млн. зл. пришлось выплатить, а это треть бюджета ВВС за три года. Сталин будет расстреливать своих генералов и за меньшие махинации.

Однако, противники режима Пилсудского распускали слухи будто Загурский слишком много знал о шпионском прошлом Пилсудского, когда будущий маршал плодотворно и на благо будущего отечества сотрудничал с австрийской разведкой, как прежде – с японской. (И как это могло повредить Пилсудскому в 1927 г. Прим. Конс.)

Сами обстоятельства смерти излагали по-разному. Согласно наиболее драматиной версии, в Бельведере дошло до горячего выяснения отношений между бывшими соратниками. Когда Пилсудский ударил Загурского по лицу, тот ответил. Венява среагировал мгновенно и рубанул Загурского саблей, а Бек добавил из пистолета. По другой версии, Загурского удавили в квартире организации „Strzelec” по ул. Добрей 2 его похитители - „Towarzysz Łokietek” и  «Тато Тасемка» - Лукаш Семянтковски, подельник Пилсудского по ППС, в описываемое время державший варшавский базар «Керцеляк». Мол, Загурский освободил руки, пытался бежать и его в панике убили – чтобы история с похищением не выплыла наружу… Или, его на той же квартире запытали до смерти – требуя выдать документы, якобы, компрометировавшие Пилсудского (перед кем???), так что «мебель пришлось отмывать от крови…». Тело, то ли приказали бросить в Вислу, то ли зарыли в подвалах Форта Легионов…

Говорили также о причастности к убийству, якобы совершенном еще в Бресте – на пути Загурского из Вильна в Варшаву, уже известного нам Костека – Бернацкого, коменданта местного гарнизона…

(Считается, что Загурского последний раз видели 6-го августа 1927 г. Его привезли в Варшаву два офицера в штатском. У Виленского вокзала их ожидали два автомобиля – «форд» и «кадиллак» с правительственными номерами. По пути (на квартиру?) Загурский попросил разрешения «умыться». Согласно показаниям свидетелей, он зашел в баню Мессалка на Краковском предместье и больше его не видели… Сам Пилсудский в эти дни пребывал в Калише. Прим. Конс.)

Как видно из вышепреведенного примера, решение устранить Головинського – откуда бы таковое не исходило, не могло миновать организатора из числа чиновников достаточно высокого ранга. Таковым в Польше в те годы считали Генриха Кавецкого (1886 г. р.) В 1922 – 1925 гг. он возглавлял политическую полицию, в 1927 г. – после реформы политической полиции, был назначен начальником отдела безопасности в политическом департаменте МВД. Кавецкий считался знатоком коммунистического движения в Польше, с которым активно боролся, высокого мнения о нем был вице-министр внутренних дел Доляновский.

В июне – августе 1930 г. Кавецкий был комиссаром правительства в Варшаве, откуда вновь вернулся в МВД на должность директора организационной референтуры, а затем – директора персонального бюро. Мы с ним еще столкнемся с ним в 1933-35 гг. когда Кавецкий будет занимать должность директора политического департамента МВД.

С личностью Кавецкого связывали провокацию против ППС, оппозиционной режиму Пилсудского, совершенную осенью 1930 г., когда в несанкционированное шествие ее сторонников была брошена граната. Это дало повод для преследований партии и известного «брестского» процесса против ППС.

Интересную для нас характеристику Кавецкого дал в своем дневнике за 1932 г. генерал Кордиан-Заморский, будущий начальник польской полиции. «…Полностью не понимал украинского вопроса в Польше. В отношении к украинцам его позиция была негативной, я бы сказал – московской. Смог навязать такое отношение каждому очередному министру внутренних дел и всему аппарату на местах. Большая пацификация восточных воеводств 1930 г. это его дело, обдуманное до подробностей. Во время этой пацификации погиб украинский провиднык УВО Головинськый. В этом, похоже, кроется причина его страха перед украинцами, которого Кавецкий никогда не мог ни контролировать, ни скрыть, а страх этот рос в меру того, как украинцы все больше выявляли волю к борьбе. На должности начальника отдела безопасности Кавецкий был вреден, на должности директора политического департамента – просто катострофичен».

Итак, причиной смерти Головинського стала пацификация – событие, из которого родилась ОУН, каковой мы ее знаем.

Хотя первое нападение – на фольварк генерала … состоялось еще … 1930 г. но именно, экспроприация под Бибркой стала как будто неким сигналом. По всей Галычине начались поджоги имущества польских колонистов. У незваных соседей поджигали скирты сжатого хлеба. А таких незваных понаехало немало.

Еще в декабре 1920 г. социалистами был принят закон о «колонизации восточных теренов Польши» военными поселенцами. Крестьянской армии Пилсудского надо было чем-то платить за неплохо сделанную работу. Это большевики могли издать «декрет о земле» - «немедленно и без всякого выкупа». Но, как они мужикам заплатили, так те на них и поработали – если бы не голодомор 1933 г. до сих пор бы бунтовали. В Польше «аграрных беспорядков» не было, даже большевики разжечь не смогли.

В рамках закона только на Волыни и в Полесье  в 1920 – 1928 гг. польским правительством было выкуплено 259 162 га земли. Землю передали в собственность военным поселенцам, так называемым осадникам, тех набралось круглым счетом двадцать тысяч. По закону о парцелляции крупных земельных владений к ним прибавилось еще шестьдесят тысяч «цивильных» переселенцев из коренной Польши. Только на Тернопольщину в 1919 – 1930 гг. прибыло почти десять тысяч семей польских колонистов.

Ликвидация панских фольварков, как впоследствии и колхозов, лишила местное украинское крестьянство работы. «Мазуры» сами обрабатывали полученную землю. Безземельные и малоземельные украинцы потянулись на заработки. Только за 1929 г. в Америку выехало 24 666 греко-католиков и 13 466 православных, в Европу, преимущественно во Францию и Бельгию – 11 602 греко-католика и 1 221 православный.

Генетически несытое галыцьке село даже сегодня реагирует на земельный вопрос болезненно. Случается и поджигают. А в начале 1930 г. польские послы внесли в сейм четыре новых законопроекта, принятие которых привело бы к усилению польской колонизации «кресов всходних». Протесты украинских послов закончились примерно тем же, чем и сейчас.

Кто в сложившейся ситуации додумался подпустить соседям «красного петуха» неизвестно. Головинськый полагал, что Иван Габрусевыч («Джон»», Северко», «Иртен» 1902 г.р.) и Зенон Коссак («Тарнавськый»). Первый был подреферентом юнацтва ОУН и издавал для него отдельный орган «Юнак», со вторым мы уже знакомы шапочно, а ближе познакомимся, когда дойдет до дела.

Так как подобные люди будут окружать Шухевыча в последующий период его жизни, пора присмотреться к ним внимательнее, хотя Автору и не хочется – в жизни насмотрелся. Габрусевыч был типичным галыцькым полуинтеллигентом, из которых и сегодня рекрутируются носители той их идеи. Сын священника из-под Бибрки, он обучался во Львовском университете на «гуманистычном» факультете, но «так проникся национализмом, что совсем запустил обучение и зарабатывал на жизнь как сторож виллы по ул. св. Софии». Там же и творил. «Он имел издательскую манию, постоянно что-то издавал и никогда не мог продвинуться дальше первого номера». «Юнак» был его детищем «его пассией».

С прочими «пассиями» Габрусевычу было сложно. «Это был человек глубоко идейный, который света Божьего вне ОУН не видел. Как увидел я его в первый раз в каком-то черном костюме и вытертой черной шинели в 1928 г., так и встретил его в той самой одежде в 1931 г. непосредственно перед выездом за границу, уже в роли «комиссара» от «краевиков» для бдения за революционностью ПУН» (З. Кныш).

Габрусевыча, как и прочих молодых лидеров ОУН  «гипнотизировала боевая слава УВО. Они жаждали повторить ее «прямую революционную акцию». У Коновальца (и Головиньского – если верить Кнышу) на ОУН были другие планы.

Продолжение следует...

Поділитися:

Додати коментар

Захисний код
Оновити

Нагадування патріоту


Нагадування патріоту. Ватні заходи в Україні

Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча

Дмитро Корчинський. Поезії

Катехізис БРАТСТВА

Історія України ХХ ст.

Останні коментарі

Батальон Шахтарськ. Бій в Мар'їнці

Вступай до добровольчих загонів на захист України!

Атака на "Русское Радио"

В пошуках невідомого: об'єкт "Чорнобиль-2"

Хмара тегів