Зробити стартовою Додати в обране Написати листа

Кнопка сайту:

Головна Аналiтика «Человек, именующий себя Димитрием»

«Человек, именующий себя Димитрием»

В будущем году, нам предстоит пережить 400-летие дома Романовых. Вся эта юбилейная шумиха несомненно распространится и в Украину. Заодно будут отмечать и «окончание смуты». Что же тогда произошло на Московии, и какую версию событий нам навязывают вот уже четыреста лет. Перед Вами логическое изложение событий, сведенное к фактам.

1. Как пресеклась династия Рюриковичей в Московии

17 (7) января 1598 г. со смертью царя Фёдора Иоанновича пресеклась мужская линия московской ветви династии Рюриковичей. Этот княжеский, впоследствии, также царский (в Москве) и королевский (в Галицко-Волынской земле) род восходит к Рюрику. Общими предками всех Рюриковичей являются: сам Рюрик, его сын Игорь, внук Святослав Игоревич, правнук Владимир Святославич. Современная генетика позволяет установить и происхождение этого общего предка и родство лиц, полагающих себя его потомками.

Мужская Y-хромосома ДНК не участвует в рекомбинации генов и передаётся почти без изменений от отца к сыну, на чем и основываются подобные исследования. Так как народы в своей популяции имеют несколько гаплогрупп , часто с преобладающей гаплогруппой, маркёром этноса является определённая пропорция гаплогрупп. Генетическое исследование Рюриковичей было произведено очень подробно -по 15 совпадающим маркерам. Обычно для определения гаплогруппы достаточно 9 совпадающих маркеров. Результаты исследования Y-хромосомы ДНК у 191 человека, считающих себя потомками Рюрика, позволили установить гаплотип Рюриковичей.

Сенсации не произошло – Рюриковичи имеют общим предком угро-фина. Ветви рода, происходящие от Владимира Мономаха (Мономашичи), принадлежат к ДНК-гаплогуппе N1c1. Эта гаплогруппа имеет финно-угорское происхождение. Гаплогруппа N1с встречается у 60 % финнов и 40 % прибалтов.. Гаплогруппу N1c имеют примерно 16 % жителей центральных областей России, наиболее распространена она среди потомков финно-угорских племён и часто встречается на севере России.

Со смертью Ярослава Мудрого – сына Владимира Святославовича, начался распад Руси на уделы. Любечский съезд князей 1097 года, постановил: «каждый да держит отчину свою». Большая часть наследства была разделена между тремя старшими сыновьями. Изяслав Ярославич получил Киев, Новгород и земли к западу от Днепра с титулом великого князя, Святослав Ярославич — Чернигов (с Муромом), а Всеволод Ярославич — Переяславль и Ростово-Суздальскую землю.

 

После смерти Владимира Мономаха – сына Всеволода, распад Руси на ряд земель, управляемых местными династиями, стал окончательным. Черниговская и Муромо-Рязанская земля оставались за потомками Святослава, а Суздальская — за потомками Всеволода. Впоследствии, потомки Всеволода и его сына Владимира Мономаха существенно расширили свои владения за счет Волыни, Галича и Смоленска. Потомки Изяслава с трудом смогли закрепиться лишь на Турово-Пинской земле.

Правившая в Московии династия принадлежала к ветви владимиро-суздальских Юриевичей – потомков Владимира Мономаха. За время своего правления великий князь Московский Иоанн Васильевич расправлялся практически со всеми возможными претендентами на престол, как из Всеволодовичей, так и Святославовичей – удельных князей верховских княжеств. Эти княжества – уделы Черниговского княжества, расположенные в верховьях Оки, в 14-16 ст. стали предметом борьбы между Литвой и Московией.

Предпоследний удельный князь на Московии – Владимир Андреевич Старицкий, внук великого князя Ивана III, двоюродный брат Ивана IV, был отравлен им в 1569 г.. По воле царя удел унаследовал его бездетный сын Василий – за год до своей смерти, последовавшей в 1574 г. Дочь Мария в 1573 г.была выдана царем за принца датского Магнуса, ставшего королем Ливонии. Это буферное, вассальное по отношению у Московии, государство было задумано Иоанном с тем, чтобы удержать Ливонию за собой.

Когда в 1576 г. король Польши и великий князь Литовский Стефан Баторий вторгся в Ливонию, Магнус сложил с себя королевский титул и передал права на Ливонию роду Батори. Царь осадил Венден, вызвал Магнуса на переговоры и арестовал его. Венден после жестокой бомбардировки был захвачен. Остатки солдат Магнуса взорвали себя в западном крыле орденского замка.

Впоследствии Магнус был отпущен царем и участвовал в войне на стороне Батория. После перемирия с заключенного Московией с Речью Посполитой в январе 1582 г. согласно которому Иоанн IV отказался от претензий на Ливонию, Магнус проживал в Ливонии. Весной 1583 г. он скончался и Мария Владимировна, ко всем своим несчастьям вдобавок, оказалась претенденткой на московский престол.

После смерти царевича Ивана Ивановича, последовавшей в ноябре 1581 г. в Александровской слободе при неясных обстоятельствах, у царя остался лишь один сын от первой жены Анастасии Романовны – Федор Иванович. Он и стал наследником, хотя по слову самого Ивана Грозного, был «постник и молчальник, более для кельи, нежели для власти державной рождённый». С 1575 г. Фёдор был женат на Ирине Годуновой сестре Бориса. Брак с Фёдором совершился по воле царя и послужил новой ступенью для возвышения Годунова. Его дальнейшее влияние на Фёдора в значительной мере основывалось на любви того к жене. Царица Ирина часто беременела но благополучно разрешиться браком не могла, как показали современные исследования – из-за аномалий в развитии таза.

Царевич же Димитрий, о котором последует наш рассказ, был рожден в октябре 1682 г. от шестой или даже седьмой, невенчанной «жены» Иоанна – Марии Нагой. Православная церковь считает законными только три последовательных брака, следовательно, Димитрий мог быть сочтен незаконнорождённым и исключен из числа претендентов на престол.

В Московии признавали престолонаследование по женской линии и Мария Владимировна оказалась следующей в линии престолонаследия после своих троюродных братьев — бездетного Фёдора Иоанновича и царевича Дмитрия с сомнительными правами на престол. Король Стефан Баторий назначил местом пребывания Марии Федоровны Рижский замок и выделил ей содержание.

28 марта 1584 г. скончался Иоанн Васильевич. По свидетельству англичанина Джерома Горсея, управляющего конторой Московской компании и доверенного лица царя, тот был «удушен». Во всяком случае, царь умер в присутствии Богдана Бельского, племянника Малюты Скуратова и Бориса Годунова – мужа дочери Малюты и шурина Богдана. Они же с крыльца объявили народу о смерти государя. Земский собор избрал царем Федора Иоанновича. Новый царь был не способен управлять страной, поэтому был создан регентский совет из четырёх человек: Богдана Бельского, Никиты Романовича Юрьева (Романова), князей Ивана Фёдоровича Мстиславского и Ивана Петровича Шуйского. Царевича Димитрия Иоанновича, регентский совет отправил вместе с матерью в Углич, где тот считался правящим князем и имел свой двор. 9 июня 1584 года в день коронации, брат царицы Ирины - Борис Годунов получил чин конюшего, звание ближнего великого боярина и наместника Казанского и Астраханского царств.

Уже в 1584 году был обвинен в измене и сослан Богдан Бельский; в следующем году скончался Никита Юрьев, престарелый князь Мстиславский был насильственно пострижен в монахи. Впоследствии – о чем ниже, подвергся опале Иван Шуйский. С 1585 года - 13 из 14 лет царствования Фёдора Иоанновича, Московией правил Борис Годунов.

Еще в начале 1585 года Годунов направил нескольких доверенных лиц в Вену. Переговоры с венским двором были окружены строжайшей тайной. «Не рассчитывая на то, что бездетная Ирина Годунова сохранит трон после смерти мужа, Борис тайно предложил Вене обсудить вопрос о заключении брака между нею и австрийским принцем и о последующем возведении принца на московский трон. Правитель не видел иных способов удержать власть. Но затеянное им сватовство завершилось неслыханным скандалом. Царь Федор выздоровел, а переговоры получили огласку».

В 1585 г. у Марии Владимировны объявился англичанин Джером Горсей. Послан к ней с тайным поручением, что следует из его мемуаров: «Когда меня привели к Елене, вдове короля Магнуса, я застал ее за расчесыванием волос своей дочери, девятилетней девочки, очень хорошенькой. (…) Я продолжил:
— Царь Федор Иоаннович, ваш брат, узнал, в какой нужде живете вы и ваша дочь, он просит вас вернуться в свою родную страну и занять там достойное положение в соответствии с вашим царским происхождением, а также князь-правитель Борис Федорович [Годунов], изъявляет свою готовность служить вам и ручается в том же. (…)

На что королева, якобы ответствовала:

— Вы видите, сэр, меня держат здесь, как пленницу, содержат на маленькую сумму, менее тысячи талеров в год. (…) Меня особенно тревожат два сомнения: если бы я решилась, у меня не было бы средств для побега, который вообще было бы трудно устроить, тем более, что король и правительство уверены в возможности извлечь пользу из моего происхождения и крови, будто я египетская богиня, кроме того, я знаю обычаи Московии, у меня мало надежды, что со мною будут обращаться иначе, чем они обращаются с вдовами-королевами, закрывая их в адовы монастыри, этому я предпочту лучше смерть.»

Опасения двадцатипятилетней вдовы оправдались полностью. Ее каким-то образом выманили в Московию «куда (она) была привлечена надеждой на новый брак и другими лестными обещаниями от имени царя» (Джильс Флетчер). В первой половине 1588 г. Марию, постриженную под именем Марфа, вместе с дочерью, заключили в Подсосенский монастырь, в 7 верстах от Троице-Сергиевой лавры «где она проклинала то время, когда поверила мне и была предана, но ни она не видела меня, ни я ее. Я очень угодил этой услугой русским, но сильно раскаиваюсь в содеянном.» (Джером Горсей).

Пострижение Марии связывают с царицей Ириной, якобы, испытывавшей к ней неприязнь, что не удивительно. Мария, ближайший претендент на трон – не считая незаконнорожденного Димитрия, имела дочь, а она так и осталась бездетной (единственная дочь родилась только в 1592 г. и вскоре скончалась). В 1586 году против Ирины возник боярский заговор во главе с Дионисием, митрополитом Московским и князем Шуйским. Земцы явились во дворец и подали Федору прошение, «чтобы он, государь, чадородия ради второй брак принял, а первую свою царицу отпустил во иноческий чин». «Прошение равнозначно было соборному приговору: его подписали регент князь Иван Шуйский и другие члены Боярской думы, митрополит Дионисий, епископы и вожди посада — гости и торговые люди. Чины требовали пострижения Ирины Годуновой, а следовательно, и удаления Бориса. Выступление земщины носило внушительный характер». Но Фёдор, любивший свою жену, решительно воспротивился. 13 октября 1586 года митрополит Дионисий был лишен сана, пострижен в монахи и сослан в Хутынский монастырь в Новгороде.

Годунов получил повод обрушиться с репрессиями на Шуйских – также Рюриковичей из Суздальской ветви. Василий Иванович с братьями были сосланы, Андрей был убит в Каргополе, трое остальных выжили. В 1591 г. уже не видя в них опасности, Годунов вернул их в Москву. С тех пор Шуйские в целом вели себя лояльно. Чему вскоре представился случай.

25 мая 1591 г. последний удельный князь Московии – Димитрий Иоаннович погиб. По словам кормилицы Арины Тучковой: «Она того не уберегла, как пришла на царевича болезнь черная, а у него в те поры был нож в руках, и он ножом покололся, и она царевича взяла к себе на руки, и у нее царевича на руках и не стало.» В свете современных представлений об эпилепсии это невозможно, поскольку в самом начале эпилептического припадка человек теряет сознание и удержать какие-либо предметы в руках не в состоянии.

Вести следствие по этому делу был назначен Василий Иванович Шуйский, только что возвращенный из Галича. Он признал причиной смерти царевича самоубийство, либо несчастный случай. В том же году был вновь введён в Боярскую думу.

17 января 1598 года Фёдор Иоаннович умер не оставив после себя завещания. Мужская линия Московской ветви династии Рюриковичей пресеклась. Единственной близкой наследницей престола осталась троюродная сестра покойного, Мария Старицкая.

На Земском соборе последнюю волю покойного трактовали по разному. Официальная версия, исходила от Годуновых. Как значилось в утвержденной грамоте ранней редакции, Федор „учинил“ после себя на троне жену Ирину, а Борису „приказал“ царство и свою душу в придачу. Окончательная редакция той же грамоты гласила, что царь оставил „на государствах“ супругу, а патриарха Иова и Бориса Годунова назначил своими душеприказчиками. Другие источники повествуют, что патриарх тщетно напоминал Федору о необходимости назвать имя преемника. Царь по обыкновению отмалчивался и ссылался на волю божью. Будущее жены его тревожило больше, чем будущее трона. По словам очевидцев, Федор наказал Ирине «принять иноческий образ» и закончить жизнь в монастыре.

Бояре, опасаясь бедствий междуцарствия, решили присягнуть Ирине. Этим путем они собирались воспрепятствовать вступлению на трон Бориса Годунова. «Преданный Борису Иов разослал по всем епархиям приказ целовать крест царице. Обнародованный в церквах пространный текст присяги вызвал общее недоумение. Подданных заставили принести клятву на верность патриарху Иову и православной вере, царице Ирине, правителю Борису и его детям. Под видом присяги церкви и царице правитель фактически потребовал присяги себе и своему наследнику (…) Испокон веку в православных церквах пели „многие лета царям и митрополитам“. Патриарх Иов не постеснялся нарушить традицию и ввел богослужение в честь вдовы Федора. Летописцы сочли такое новшество неслыханным. „Первое богомолие (было) за нее, государыню,— записал один из них,— а преж того ни за которых цариц и великих княгинь бога не молили ни в охтеньях, ни в многолетье“. Иов старался утвердить взгляд на Ирину как на законную носительницу самодержавной власти. Но ревнители благочестия, и среди них дьяк Иван Тимофеев, заклеймили его старания, как «бесстыдство» и «нападение на святую церковь».

Однако уже через неделю после кончины мужа Ирина объявила о решении постричься. Голландец Исаак Масса подчеркивал, что отречение Годуновой носило вынужденный характер: «Простой народ, всегда в этой стране готовый к волнению, во множестве столпился около Кремля, шумел и вызывал царицу». «Дабы избежать великого несчастья и возмущения», Ирина вышла на Красное крыльцо и объявила о намерении постричься. Австриец Михаил Шиль пишет, что взяв слово после сестры, Борис заявил, что берет на себя управление государством, а князья и бояре будут ему помощниками.

27 февраля 1598 года Земский собор избрал царём шурина Фёдора Бориса Годунова и принёс ему присягу на верность. 11 сентября 1598 года Борис венчался на царство.

Со смертью царя Фёдора Иоанновича пресеклась мужская линия московской ветви династии Рюриковичей, самой старшей ветвью дома Рюриковичей стала турово-пинская .

Поділитися:

Додати коментар

Захисний код
Оновити

Нагадування патріоту


Нагадування патріоту. Ватні заходи в Україні

Насилие, деньги и секс в жизни Романа Шухевыча

Дмитро Корчинський. Поезії

Катехізис БРАТСТВА

Історія України ХХ ст.

Останні коментарі

Батальон Шахтарськ. Бій в Мар'їнці

Вступай до добровольчих загонів на захист України!

Атака на "Русское Радио"

В пошуках невідомого: об'єкт "Чорнобиль-2"

Хмара тегів